Сквозь желчь и шутку

(Вышла первая полная биография Владислава Ходасевича)


Автор:  Елена Елагина
http://www.rg.ru/2011/08/18/khodasevich.html

"Владислав Ходасевич: чающий и говорящий" - первая полномасштабная биография выдающегося русского поэта и критика, вышедшая в серии "Жизнеописания" петербургского издательства "Вита Нова".

Имя автора - Валерий Шубинский. Люди читающие помнят его блестящую биографию Николая Гумилева и последовавшие за ней "жизнеописания" (все упоминаемые книги входят именно в эту серию издательства) Михаила Ломоносова и Даниила Хармса. И вот к 125-летию со дня рождения Владислава Ходасевича читатель получил из рук заметного петербургского исследователя историю жизни и творчества большого русского поэта на фоне одной из самых сложных эпох.

Шубинский как всегда блестяще сочетает скрупулезность в работе с историко-литературными, мемуарными и архивными источниками (библиография состоит из 170 пунктов, а указатель имен занимает 37 страниц), тщательный отбор материала с увлекательностью изложения и точностью оценок и формулировок.

Человеку, знакомому с семейной историей Ходасевича исключительно по хрестоматийным стихотворениям "Был мой отец шестипалым..." и "Не матерью, но тульскою крестьянкой...", будет особо интересна первая глава - "Истоки", где автор с увлечением и тщательностью воссоздает родовое древо поэта. Оказывается, что выдающийся русский поэт в своих предках имеет не только польское дворянство по отцу (где прослеживается родство с Адамом Мицкевичем), но и деда по матери Якова Брафмана, автора необыкновенно успешной в свое время "Книги Кагала" и прочих трудов по "еврейскому вопросу", сыгравших на руку царскому правительству, поскольку Яков Александрович ратовал за отказ евреев и от национальности и веры отцов. При этом родным языком матери Ходасевича был польский и родной культурой польская. Вот на такой взрывной национальной смеси появился русский поэт.

Портрет Владислава Ходасевича кисти его племянницы Веры Ходасевич
Нина Берберова: Есть десять имен, без которых нет русской поэзии. Ходасевич сумел стать одиннадцатым.

Дальнейшие главы - "Младенчество", "Молодость", "Бедный Орфей", "В счастливом домике", "Трудовой элемент", "Вестница в цветах" - российский период жизни поэта. Неторопливо и обстоятельно автор ведет своего героя сначала по московской дореволюционной жизни. Затем - служба при новой власти, переезд по предложению Горького в Петроград. И наконец в 1922 году расставание с родиной и отъезд с Ниной Берберовой за рубеж. Эмигрантский период жизни Ходасевича нашел отражение в трех заключительных главах книги: "Через горы и реки", "Русский парижанин", "Жить для себя".

Владимиру Набокову довелось высказаться уже вослед ушедшему поэту: "В России и талант не спасает: в изгнании спасает только талант. Как бы ни были тяжелы последние годы Ходасевича, как бы его ни томила наша бездарная эмигрантская судьба, как бы старинное, добротное человеческое добродушие ни содействовало его человеческому угасанию, Ходасевич для России спасен - да и сам он готов признать, сквозь желчь и шипящую шутку, сквозь холод и мрак наставших дней, что положение он занимает особое: счастливое одиночество недоступной другим высоты".

А Нина Берберова определила место Ходасевича в российской поэзии таким образом: "Есть десять имен, без которых - нет русской поэзии. Пусть пять из них (Державин, Жуковский, Пушкин, Лермонтов, Тютчев) будут бесспорны - о других пяти будет вечный спор. Одни назовут Блока и Ахматову, другие - Пастернака и Анненского. Но больше десяти все равно не наберется. Ходасевич сумел стать одиннадцатым".

В. И. Шубинский. Владислав Ходасевич: чающий и говорящий. - Спб.: Вита Нова, 2011